Вячеслав Молчанов: я в придворные музыканты больше не пойду

Вячеслав Молчанов: я в придворные музыканты больше не пойду

29 Сентября 2009

Вячеслав МОЛЧАНОВ молодой и успешный в своей творческой биографии музыкант, и его успех в про­фессии это результат огромного трудолюбия и отсутствия горизонтов в деле, которое его интересует, - у вечного пределов нет. Слава - гитарист группы КИПЕЛОВ, и при плотном рабочем графике находит время на каждодневные обязательные занятия, на то, чтобы выступить в качестве гостя на концертах своих дру­зей, на участие в различных проектах, один из которых - SIXTH SENSE - совсем недавно опубликовал свой дебютный релиз «Moments Of Affection». Об этом и о многом другом мы с ним и побеседовали...

MUSIC BOX: У тебя, прямо скажем, обязывающее имя... Что-нибудь в твоей жизни указывало на то, что оно окажется пророческим, - ты ведь ги­тарист славной в нашей стране фор­мации КИПЕЛОВ?

ВЯЧЕСЛАВ МОЛЧАНОВ: У нас в роду очень много мужчин с именем Слава, меня назвали в честь деда... MB: Значит, «ружьё наконец выстрели­ло»... Ты ведь учился в «Красном Хими­ке», а это, как известно, кузница наших ударных роковых кадров! Общаешься с кем-нибудь оттуда? ВМ: Конечно! Например, до сих пор об­щаюсь с Ламзиным Игорем Анатольеви­чем - отличным педагогом и замечатель­ным человеком. Когда учился, общался с ним как ученик - мне было 13 лет, и я смотрел на него как на «дядю», а теперь мы с ним уже на равных - коллеги по цеху. Есть желание даже что-нибудь сов­местно замутить. У нас уже были подоб­ные опыты, мы играли концерты - трио на акустических гитарах. MB: Тебя «Красный Химик» приглаша­ет, или ты сам идёшь на контакт? ВМ: Игорь предложил мне провести в «Красном Химике» мастер-класс. Эта тема мне интересна, и я думаю, мы это сделаем.

MB: Там и сейчас нет недостатка в со­искателях?

ВМ: Народу много, и, по словам Игоря, когда ребята, которые слушают группу КИПЕЛОВ, узнают, у кого я учился, то идут именно к нему.

MB: Значит, тебе знания, а от тебя пиар - нормальная схема!

ВМ: (Смеётся.) За знания спасибо, а пиар не только от меня. Там же учились и Олег Изотов, и Серёжа Бокарев - это навскидку...

MB: Где ты дальше постигал гитарные премудрости?

ВМ: После рок-лицея я какое-то вре­мя занимался самостоятельно, а потом решил расширить свои музыкальные горизонты за счёт изучения джаза, импровизации. Позвонил опять-таки Игорю, и он меня отправил к Нико­лаю Михайловичу Головне - педагогу, с которым они в своё время вместе учились, и я продолжил обучение в Высшем Училище Искусств (в просто­народье «Кулёк»),

MB: Ты отметился в самых разнообраз­ных стилях. Что ты не играл?

ВМ: Трудно сказать, что я не играл! (Смеётся.) Но ближе всего для меня именно рок-музыка.

MB: Когда ты понял, что музыка будет твоей профессией?

ВМ: По прошествии трёх лет обучения игре на гитаре я понял, что это моё и что меня ни в какую сторону уже не сдвинешь.

MB: А где ты трудился до того, как стал зарабатывать на хлеб музыкой?

ВМ: Где только я ни трудился! Даже уже играя в группе ЛЕГИОН, мы вместе с Лёшей Булгаковым развозили сахарный песок. А вообще я успел поработать и на бараночной фабрике, и на кондитер­ской, и грузчиком на овощной базе, иг­рушками даже торговал. MB: Закалили тебя «твои университе­ты»?

ВМ: Занятиям музыкой это не мешало. Днём я работал, а вечером садился за­ниматься: у меня была определённая методика, которую мне дал Игорь Ана­тольевич, и ещё я на слух снимал многих музыкантов.

MB: Ты снимал то, что тебе нравилось?

ВМ: Когда я учился в училище, мне давали конкретные задания, и я снимал джазовых гитаристов. Не всегда это было приятно, потому что джазовая импровизация для съёма вещь чрезвычайно непростая-иногда сидишь, слушаешь, ничего не по­нимаешь - «понос» музыкальный идёт. А я должен был это снять и записать на ноты. И я снимал и записывал. Хорошо, что мои записи пригодились другим, Николай Михайлович Головня давал по ним зани­маться своим ученикам. Съём как способ обучения я считаю самым идеальным ва­риантом. Не надо жалеть на это занятие ни времени, ни сил, тогда можно чего-то добиться. А снимать надо обязательно в разных стилях, чтобы со временем прийти к чему-то своему.

MB: Насколько я знаю, ты начал с трэша-угара?

ВМ: Да, у нас была группа EXORCIST (Из­гоняющий Дьявола), и мы были тяжелы и брутальны.

MB: На танцульках, значит, не отмети­лись?

ВМ: (Смеётся.) Нет... Однажды сотрясли стены Перовского Дворца Пионеров, как-то разогревали НОВЫЙ ЗАВЕТ... MB: Композиторский зуд у тебя поя­вился уже тогда?

ВМ: Ну да. Ваяли своё, но в духе TESTAMENT и SLAYER. MB: А что было потом?

ВМ: А потом был КОЛОДЕЦ СЧАСТЬЯ. Мы играли фанк а ля Джеймс Браун (James Brown), правда, с более тяжёлы­ми гитарами - было задорно и весело. MB: Почему такой вираж? ВМ: Мне стало интересно поиграть дру­гую музыку. Это ведь прикольно, когда ты играешь в разных стилях, а потом возвращаешься к тому жанру, который тебе реально ближе всего. В бруталь­ной музыке можно изобретать интерес­ные вещи, опираясь на джаз, фанк и т.д.

Возьмём, к примеру, группу MESSHUGAH. Они играют агрессивную музыку, но если её разбирать детально, то там, на мой взгляд, очень много от джаза. Шоры и узкая спецификация, я думаю, музыканту могут реально помешать в профессио­нальном развитии.

MB: А когда ты играл у Жасмин, у тебя присутствовал исполнительский драйв?

ВМ: (Смеётся.) Это, пожалуй, единствен­ный не слишком удачный мой опыт. Но это был профессиональный коллектив очень серьёзных музыкантов. Там, кстати, играл и Дима Кривенков, который сейчас играет в ЭПИДЕМИИ. Вообще, надо уметь уважать дело, которое так или иначе дела­ешь и всегда пытаться извлечь из любого занятия максимальную профессиональную пользу. Любой опыт это опыт. MB: А как ЦВЕТЫ, для которых ты был катастрофически молод? ВМ: Саша Лосев, Царствие ему Небес­ное, был великолепный музыкант и че­ловек, каких сейчас, к сожалению, мало. Он имел очень правильный, на мой взгляд, подход к жизни, не говоря уже об исключительном профессионализме. В ЦВЕТАХ случился мой первый вокаль­ный опыт, и я учился у Саши. MB: Тебе интересно петь? ВМ: Да, очень интересно, и сейчас я этим плотно занимаюсь. Кроме Саши, я рабо­тал с замечательными вокалистами - Ни­колаем Носковым и Григорием Лепсом, а сейчас тружусь с Валерием Кипеловым. Считаю, что мне исключительно повез­ло- была возможность внимательно приглядеться к ним, к тому, как они за­нимаются, что им можно пить и есть, что нельзя и т.п. Сейчас всё это мне очень пригодилось.

MB: А где же тебя исполнительский драйв всё-таки догнал?

ВМ: В полной мере я ощутил его в группе КИПЕЛОВ. Играть здесь для меня в кайф. До этого коллектива я всегда работал на определённого исполнителя: изучал сти­листику; как хамелеон, старался подстро­иться под его вкус; понимал, что человеку надо, и пытался именно это воспроизво­дить. Но полной отдачи никогда не было. Я стоял спокойненько в глубине сцены, иг­рал и постоянно думал, что что-то не так: чего-то хочется, но не происходит. И толь­ко года 3 назад я осознал, что занимался не тем, чем хотелось. В группе КИПЕЛОВ ситуация совершенно другая - эта музыка мне близка, и я выкладываюсь по полной, получая от игры максимальное удовольс­твие. А иначе, зачем выходить на сцену? Наверное, уж не за тем, чтобы во время концерта посмотреть на часы и подумать: класс, осталось отыграть пару песен, и домой!

MB: Задам тебе традиционный для ги­таристов вопрос: какова твоя коллек­ция гитар?

ВМ: (Смеётся.) Коллекция у меня есть, но очень небольшая - несколько раз­ноплановых инструментов. Я привыкаю к определённому инструменту, играю на нём, а если заходит речь о замене, то я его просто меняю на лучший, предыду­щий не оставляю. В данный момент я в основном играю тяжёлую музыку. Если бы сейчас, как раньше, работал сессион­ным музыкантом, то есть играл бы джаз, фанк, блюз, мне, соответственно, были бы нужны разные гитары, и мой арсенал был бы многочисленнее. MB: Каковы твои основные критерии при выборе инструмента для себя? ВМ: Удобство игры и определённый звук. MB: Приобретя гитару, ты «дово­дишь» её?

ВМ: Бывает, что меняю звукосниматели. Это если дерево хорошее, но датчики не на уровне. Ну и со струнами бывают проблемы. Я использую струны SIT, кото­рые до сих пор делают в Америке, и их качество меня устраивает. MB: На чём ты сейчас играешь? ВМ: На данный момент мне ближе всего гитары Dean. Уже два года я на них иг­раю, и это абсолютно то, что мне надо. Сейчас ведутся переговоры с американ­ской компанией, чтобы сделать для меня на заказ именную модель. Американцы пока не дают полный эндорсмент на Рос­сию, но, может быть, произведут инстру­мент с учётом моих разработок. MB: Я знаю, что ты используешь обору­дование марки ENGL. Расскажи, как ты с ним познакомился? ВМ: ENGL я открыл для себя давно. Мы с группой SIXTH SENSE выступали на боль­шом фестивале в Болгарии перед 20-ты­сячной публикой и разогревали группу MANOWAR, и они нам поставили ENGL Invader. Я просто с ума сошёл от звука, даже не ожи­дал, что такое возможно. Причём я тогда не использо­вал дополни­тельно никаких приборов, обработок и процессоров -просто вотк­нулся в ENGL и отыграл весь концерт, а звук был супер. Пос­ле фестиваля на Universal в Америке вы­шел DVD MANOWAR с этим выступлени­ем, и там представлены четыре наши пес­ни. Когда я послушал звук, он меня просто потряс. Мы ничего не сводили, как играли, так впрямую нас и записали, абсолютный live, но в звуке было то «мясо», которого мне всегда хотелось. И после этого я об­ратил внимание на фирму ENGL, тем более что Андрей Голованов, второй гитарист КИПЕЛОВ, использует ENGL уже давно -если я не ошибаюсь, комбик Sovereign. Потом на выступлениях я в райдере пару раз указал ENGL, мне его поставили, и эф­фект был тот же самый. Скажу больше, на записи нового альбома группы КИПЕЛОВ, который, я надеюсь, скоро выйдет, у меня стояла голова ENGL Ritchie Blackmore, и через эту голову я с удовольствием отра­ботал запись. Через неё же записан аль­бом моего проекта SIXTH SENSE «Moments Of Affection», который мы совсем недавно выпустили. Так что к тому моменту, когда эксклюзивный дистрибьютор ENGL в Рос­сии, компания O.K. & Co., предложила мне стать эндорсером ENGL, я был уже пре­красно знаком с продукцией этой фирмы. Мы провели переговоры, и я подписал контракт, чему очень рад. Бывает так, что музыканты подписываются на что-то, пото­му что им это даётся бесплатно, а я подпи­сался на ENGL, потому что точно знал, что это такое. По договору я заказал для себя голову ENGL Invader и к ней стэк. MB: В процессе нашей беседы прозву­чало название SIXTH SENSE. Расскажи, пожалуйста, об этом проекте. ВМ: Совсем недавно мы выпустили свой дебютный альбом, но шли к этому до­статочно долго. Альбом «Moments Of Affections получился разноплановым по стилю, потому что мы искали «куда пойти», и в результате - материал достаточно раз­бросанный. Все вещи были написаны два года назад, мы их долго переписывали, вынашивали, полтора года назад всё запи­сали и свели, а альбом выпустили только 2 месяца назад - так долго искали выпуска­ющий лейбл. В итоге наш знакомый, Саша Новиков, выпустил «Moments Of Affection» на JetNoise records, который является подлейблом компании Мистерия. Мы вы-пустились в России, а теперь изыскиваем возможность выпуститься ТАМ, потому что этот продукт, я считаю, всё-таки ближе ТОЙ аудитории - по менталитету, по музы­ке. У нас почему-то подобную музыку не слушают, или, вернее, слушают, но в ис­полнении западных групп. Если появляет­ся отечественная формация такого рода, сразу начинаются вопросы типа «почему вы играете такую музыку?», «почему поёте на английском?». Так что русскую группу, играющую в подобном стиле, слушать не хотят, а гастролёры собирают немалые площадки.

MB: Расскажи о лирике альбома.

ВМ: Тексты у нас англоязычные, доста­точно жёсткие, откровенные. Мы и сами воспринимаем жизнь такой, как есть, от­крыто - со всеми невзгодами, неприятнос­тями. Поэтому в наших текстах любовь без цветочков - с кровью, с нервом, без како­го-либо кокетства. Для некоторых это мо­жет показаться «слишком...», но мы счита­ем, что лирика альбома отражает правду жизни. В плане текстов с нами сотрудни­чали Вячеслав Кокорев, Виктор Левченко (басист Григория Лепса) и Сергей Ситни­ков, друг нашего вокалиста Саши Грата, а так же на этом альбоме присутствует ли­рика Александра Граты и Олега Ховрина. Бонусом представлены и две композиции на русском языке - «Мира Пало» и «Руки-Крылья»- как затравочка для русской публики: на концертах многие просят нас исполнять вещи именно на русском языке. MB: Ничего не поделаешь, русский рок это традиционно сначала текст, а по­том всё остальное.

ВМ: Поэтому мы и думаем сейчас, что делать дальше: готовить русскоязыч­ную пластинку, или двигаться ТУДА. Но вообще-то, очень хочется делать имен­но то, что хочется. У меня к русскому року двоякое отношение. Всё-таки русский рок это, скорее всего, пародия на западное течение рок-музыки. Мы взяли от них музыкальную канву и не слишком, качественно переработали. Тексты у западных команд (в большинс­тве случаев) не имеют такого стратеги­ческого значения, как в России. У нас в стране востребована странная смесь романса с роком, а от этого страдает музыка.

MB: Кто занят в проекте?

ВМ: SIXTH SENSE состоит из музыкан­тов, которые работают в других кол­лективах: я - в группе КИПЕЛОВ, Олег Ховрин (ударные) - с группами МАСТЕР и ЗЕМЛЯНЕ, Рыбалов (бас-гитара)- с Николаем Носковым и только вокалист Саша Грата - свободный художник. MB: Вернёмся к нашим нелёгким вре­менам. Скажи, кризис как-нибудь от­разился на гастрольной деятельности группы КИПЕЛОВ?

ВМ: Мы недавно работали на югах. В Анапе почти расстроились - зал был неполный, но организаторы сказали, что по сравнению с тем, сколько наро­да собрали другие исполнители, у нас был просто биток. Вообще-то, гастроли группы расписаны надолго вперёд. А как только выйдет новый альбом, видимо, сразу пойдёт большой тур в поддержку. MB: Как ты думаешь, можно ли считать профессию рок-музыканта «зоной рис­ка»: как известно, за небольшой про­межуток времени случилось несколько безвременных смертей? ВМ: Каждый артист постоянно должен по­лучать адреналин, и все получают его по-своему: одни за счёт секса, другие за счёт алкоголя и наркотиков - вариантов хва­тает. Рок-музыканты, как правило, люди творческие, эмоциональные, и проблема именно в этом - они сами сжигают себя. Людям, играющим рок, доступны раз­личного рода излишества - на гастролях открыт неограниченный подход ко всему, можно угореть по полной программе. Главное- научиться сохранять баланс и не скатываться. Могу по себе сказать, что у меня не получается жить размерен­но, без особых всплесков - обязательно должно что-то происходить, чтобы всё это давало мне подстёжку в творческом развитии, но я стараюсь держать себя в руках. Некоторые соблазнов не выдер­живают и живут на всю катушку, но это утопическая жизнь, ведущая к саморазру­шению. Так что особой мистики во всём этом нет- проблема выбора. По моим наблюдениям, сейчас ситуация выравни­вается: рок-музыканты стали больше сле­дить за своим здоровьем, перестали зло­употреблять наркотиками и алкоголем. Если посмотреть на Запад, то там многие люди, которые прежде из угара не вы­ходили - например, Мик Джаггер (Mick Jagger), Стивен Тайлер (Steven Tyler), MOTLEY CRUE и т.д. - теперь в спортзалах почти прописались, они (в их-то годы!) полны энергии, как батарейки Дюрас-сель. Я был на концерте AEROSMITH в «Олимпийском» - кайфанул невероятно. MB: Как на твой профессиональный взгляд, можно ли сейчас в музыке при­думать что-либо абсолютно новое? ВМ: Мне кажется, возможно. Хотя не секрет, что всё мыслимое было сыг­рано ещё классическими музыкантами. Здесь же речь может идти об эклек­тике, смешении стилей. Сейчас нужно научиться находить новые звучания. Те же рок-группы сегодня уже не просто рок-группы - вро­де бы играется рок, но сюда же включаются и элементы рэпа, классики и т.п. MB: Как ты думаешь, у тяжёлых жанров есть пер­спектива?

ВМ: Я думаю, что да. Всегда было огромное количество народа, которым нравилась рок-музыка. И такие люди не исчезнут, потому что рок это особенное мироощущение, стиль жизни.

MB: Есть у тебя предчувс­твие, хороший будет кон­церт или нет?

ВМ: Главное, надо научиться перед каждым концертом вводить себя в со­стояние угара и весёлого задора, тогда всё получится.

MB: Если речь идёт о работе в проекте, готов ли ты подчиниться музыкально­му продюсеру, или будешь отстаивать свою точку зрения?

ВМ: Если проект изначально коммерчес­кий, то, конечно, должен рулить продю­сер. Но если возникнет какой-то совсем неприсущий мне момент, я лучше отка­жусь. А что касается личного творчества, то когда мы писали альбом SIXTH SENSE, то всё отслеживали сами, в частности, звук. А сводили и мастерили альбом мы на FinnVox в Финляндии - тамошним умельцам особо не надо было что-либо говорить, они и сами понимали, что нам нужно. MB: Какие планы на будущее? ВМ: Намечается один интересный про­ект. Женя Одинцов, директор Кипелова, провёл переговоры с Майком Террана (Mike Terrana), отослал ему мой трек, и Майк дал предварительное согласие записать совместно мой инструменталь­ный альбом. Есть идея пригласить в этот проект ещё и вокалистов, с которыми я работал, и сделать несколько песен. Это должна быть интересная фишка, главное найти на всё время.

MB: Тебя приглашают в другие коллек­тивы?

ВМ: Приглашают в поп-шоу-биз, но я в придворные музыканты больше не пойду, мне это не интересно. Был в моей жизни момент, когда я понял, что надо отовсюду валить и заниматься своим делом. Я свалил и сел дома - на голой жопе, без денег, но с сумасшед­шим ощущением свободы. Тогда у нас и зародился SIXTH SENSE - мы начали вместе что-то делать, и у нас космичес­ки попёрло! Было уже плевать - есть деньги, нет денег. Когда у Саши Грата были проблемы с квартирой, я ему ска­зал: «Приезжай ко мне и живи». Мне кажется, когда складывается подобная ситуация, тогда что-то серьёзное и мо­жет произойти.

MB: На «Музыка Москва» собираешься?

ВМ: Не только собираюсь, но мы там заявлены с SIXTH SENSE. А вообще-то, я каждый год эту выставку обязательно посещаю.

MB: Что интересного для себя выно­сишь оттуда?

ВМ: Начнём с того, что обычно выносят меня! (Смеётся.) Просто в быту не встре­тишься со всеми музыкантами, а их много и многие из них мои друзья. Я встречаю там людей, с которыми давно не видел­ся, хожу по выставке с ощущением праз­дника - мегатуса! Это единственное ме­роприятие такого рода у нас! MB: Есть у тебя фанатские истории, ко­торые тебя достали? ВМ: Бывают! У меня в интерактиве один парень такие тексты пишет - целые по­лотна: «что ты думаешь о смерти?..», «а если тебя завтра убьют?..», «а меня опять в психбольницу на Вятке кла­дут...» - серьёзный персонаж! MB: Скажи два слова о страстно ожи­даемом фанатами новом альбоме группы КИПЕЛОВ.

ВМ: Могу сказать, что новый альбом очень отличается от «Реки Времён». На мой взгляд, он более прогрессивный, музыкально более интересный. MB: Ну и, конечно же, твои пожелания тем, кто только начинает... ВМ: Главное - верить в себя, без этого никуда. Какие бы трудности ни возника­ли - преодолевать и идти дальше. Му­зыка это такая сфера, что тут либо пан, либо пропал, поэтому нельзя заниматься музыкой и параллельно ещё чем-то, не­льзя переводить музыку в разряд хобби. А сделав её главным занятием своей жизни, нужно постоянно развиваться, прогрессировать, каждый день находить новые фишки, то есть нужно каждый день заниматься и заниматься системно.

журнал "MUSIC ВОХ" №3(53)2009

© 1979-2017 Москва